воскресенье, 24 апреля 2016 г.

Падение кольца. О смерти Александра Европейского (перепост)

Фото: Getty Images

Гай Бехор

23 апреля 2016


Проклятие Александра

Именно во дворце своих побежденных врагов, вавилонян, устроил Александр Македонский 29 мая 323 года до н.э. триумфальное пиршество. Там праздновал он, прежде чем продолжить свой поход на Аравийский полуостров. И ничто не могло противостоять его победам и новому порядку, который он устанавливал.


Но вот, под конец пира во дворце Навуходоносора II, где вино текло рекой, Александр почувствовал дрожь. Он еще продолжал раздавать приказы военачальникам, но чувствовал себя все хуже и хуже.
"Ты скоро умрешь, - сказал ему, сидя у его ложа, индийский философ Дандамис, с которым Александр так любил спорить о том, кто же прав: Восток или Запад. - Но земель у тебя столько, что похоронить тебя места хватит".
Проведя две недели в бреду и лихорадке, 10 июня 32-летний Александр Македонский скончался. И все его великие завоевания не смогли предотвратить смерти.

По миру тотчас стали растекаться слухи о том, что он был отравлен. Вполне предсказуемо - ибо с чего вдруг молодому и здоровому человеку вот так, ни с того ни с сего, взять да и умереть? Причина смерти Александра неясна и поныне - может быть, он умер от тифа или малярии, а может статься, и от "волшебных" снадобий, которые прописывали умирающему царю его лекари.

Накануне, 9 июня, перед лицом угасающего полководца предстали его военачальники. Александр снял с пальца кольцо - символ власти - и передал его одному из них, Пердикку, чтобы тот в свою очередь отдал кольцо наследнику.

"Кто же наследник?" - спросил диадох.

"Сильнейший", - ответил Александр и умер.

По другой легенде, он выронил кольцо, и оно упало на землю.

Уже на следующий день диадохи начали пререкаться между собой, и "война наследников" стала неизбежной. Она тянулась затем полвека. Империя же тем временем приходила в упадок. И наконец развалилась окончательно на три царства, положив основу династиям Антигона в Македонии и Греции, Селевка в Месопотамии и Персии и Птолемея в Египте.

И тот, кто желал завоевать весь мир, сам был завоеван. Кто пришел установить новый порядок, подчинился порядку старому. Кто стремился захватить Восток, стал его пленником. И тот, кто праздновал свой триумф над правителем Вавилона в его же дворце, был там погребен. И тот, кто был разгромлен - отмстил.

И тот, кто хотел "объединения Европы", презрев историю, оказался низвергнут историей.

И насколько велико было честолюбие, настолько глубоким оказалось и падение.

На греческом фронте

Десятки тысяч беженцев и мусульманских мигрантов застряли на севере Греции и вообще на территории этого государства, после того, как Македония отгородилась от своей южной соседки колючей проволокой. А также солдатами, вооруженными шоковыми гранатами, водометами, резиновыми пулями и слезоточивым газом. И все же десятки тысяч, которые в скором времени станут сотнями тысяч, по-прежнему намерены прорываться в Германию и страны северной Европы.

Несмотря на соглашение о "продаже" беженцев Эрдогану, мигранты продолжают течь в Грецию и Италию, зная, что соглашение не продержится долго. Теперь они подкупают турецких полицейских, закрывающих глаза на то, что беженцы отплывают к берегам Греции.

Так турки зарабатывают дважды - государство получает за то, что сдерживает мигрантов, а полицейские - за то, что пропускают их.

Сотни мигрантов продолжают по ночам пересекать границу с Сербией, Македонией и Венгрией, избегая регистрации. ЕС утверждает, что балканская трасса перекрыта, но это очевидный блеф. Беженцы просто тихо переходят границу там, где нет заборов. И это путь миллионов. Со времен Второй мировой войны Европа еще не знала такого переселения народов.

А пока возле лагеря беженцев Идомени на севере Греции сотни, а в скором времени и тысячи беженцев из Сирии и Ирака в ежедневной интифаде и со знакомым кличем "Аллахуакбар" атакуют македонских полицейских. Это не Сирия, это - Европа. Снятые там кадры распространяются по всему миру, к великому смущению объявившего себя моделью соблюдения прав человека "Европейского Союза".

Теперь эта претенциозность ведет ЕС к гибели. Ведь точно так же, как и у нас, мусульмане злоупотребляют там правозащитной риторикой и законами. В римском праве это называется abuse of rights - злоупотребление правом.

Тот, кто не стал останавливать эту тактику против Израиля, получил ее на всем Ближнем Востоке. И тот, кто не захотел противостоять ей на Ближнем Востоке, теперь получает ее у себя в Европе.

Позорный договор с Эрдоганом назван ООН "незаконным договором". Теперь каждый раз, когда европейцы подкатят к нам с претензиями, следует поставить перед ними зеркало. Они совершают куда более ужасные и жестокие вещи, и, разумеется, незаконные с точки зрения международного права. Они увидели в "палестинском" вопросе наше слабое место. И принялись долбить в него. Но вот открылось и их мягкое подбрюшье.

Теперь канцлер Меркель намерена добиться аналогичного соглашения с "правительством Ливии" - новым виртуальным образованием, с трудом контролирующим свой окруженный враждующими милициями дворец в Триполи, вокруг которого не прекращаются убийства. Беженцев она намерена возвращать в Ливию, прямо на смерть. Как будто бы они действительно вернутся туда...

Безгранично лицемерие организации под названием "Европейский Союз", вот уж действительно, как сказал Дандамис: "Ты скоро умрешь, но земель у тебя столько, что похоронить тебя места хватит..."

На французском фронте (особенно претенциозном)

Вот уже две недели Париж и другие города страны охвачены массовыми беспорядками. Десятки тысяч выступают против провалившегося социалистического правительства Франсуа Олланда, вероятно, самого ненавидимого из французских президентов. Формальным поводом для демонстраций послужило ужесточение трудового законодательства, но общая тенденция бунтовщиков против страны очевидна.

Значительную часть демонстрантов составляют мигранты и мусульмане вместе с левыми активистами, выражающими таким образом свою бешеную ненависть к "добродетельной республике" (робеспьеровской "republique de la vertu").

Вандализм, поджоги полицейских участков, бутылки с горючей смесью, булыжники и камни, множество раненых, и при этом - все позволено.

Олланд был так "встревожен" израильским насилием в Иерусалиме? Что же, теперь пора ему тревожиться о насилии в своей собственной столице.

На этот раз Олланд не может обвинить нас в том, что происходит во Франции, как он сделал два года тому назад. И как они пытаются справиться со всем этим? Призывая врачей, прописывающих очередную порцию "волшебных" лекарств, лишь ускоряющих приближение смерти Александра.


Французский фронт пылает и в Кале. Там, где тысячи стремятся переправиться через пролив, чтобы достичь Британии. Окрестности Кале превратились в район боевых действий. Тысячи атакуют грузовики, заставляя водителей брать их с собой на Британские острова. И нет лучшего катализатора для отделения Британии от несчастного "Союза". Туннель под Ла-Маншем - средство объединения - стало теперь средством разъединения.

Да и весь западный район Франции стал полем битвы и жестокого насилия, со злобными и мстительными беженцами.

И хотя результаты национального референдума, намеченного на июнь, пока неочевидны, большинство британцев уже хочет отсоединиться от всего этого европейского омута.

Уход Британии станет началом конца нелепого и несчастного гиганта под названием "Европейский Союз", подобно пьянице, раскачивающемуся из стороны в сторону от ужасной экономики к смертоносной демографии, от массового террора к предрассудкам, насилию и страху.

На немецком фронте

Количество мигрантов, стремящихся в Германию, продолжает бешено нарастать, а число тех, кто попросил в Германии убежища за первые три месяца 2016 года, достигло 181 тысячи человек - вдвое больше, чем в прошлом году.

Но все это капля в море, поскольку, как признали власти, полмиллиона мигрантов, проникших в Германию за последние 18 месяцев, просто "исчезли с радара".

По меньшей мере 100 тысяч мигрантов-мусульман поселились за последний год в Берлине, внешний облик которого быстро меняется.

Насилие растет, и жители немецких городов боятся выходить по вечерам на улицу. Нарастают и преступность, и озлобленность. Так вражда между сторонниками Эрдогана и курдами начинает выплескиваться на улицы больших немецких городов.

Согласно "договору о сдерживании беженцев", который войдет в силу в июне, миллионы турок смогут въехать в "Союз" без виз - то, о чем они мечтали годами. Многие из них не станут заморачиваться с возвращением. Куда же большинство из них устремится? В Германию...

Отчего же наши официальные "СМИ" молчат об этом, продолжая топить нас в своей собственной, высосанной из пальца, повестке дня? Да потому что не желают, чтобы вы это знали. Чтобы продолжали считать, будто на Западе все чудесно, а у нас как раз есть проблемы.

На самом деле, однако, мы уже давно не являемся проблемой. Ближний Восток умер. В Европе кольцо власти упало на землю, и наши проблемы там уже практически никого не интересуют. Поищите-ка нас в международных СМИ. Несчастные корреспонденты "по палестинской проблеме", продолжающие оставаться в Израиле, иссыхают от собственной незначимости и с ужасом ждут увольнений.

Они подобны прячущемуся в лесах японскому воину, которому забыли сообщить, что война давно закончилась.

Один из них фантазирует на тему плана некоей совместной "новой интифады" ФАТХа и ХАМАСа. Другой с трудом пытается выжать еще хоть немного из "интифады одиночек" и "интифады ножей". Им остается лишь грезить наяву о страшных решениях Совета Безопасности и других подобных ужастиках.

А по сути война перекочевала отсюда, и иностранных корреспондентов становится здесь все меньше.

С точки зрения репортеров Европа теперь стала куда интереснее Ближнего Востока. И тот, кто намеревался "охватить" Ближний Восток, сам теперь оказался охваченным истинным "Ближним Востоком".

И в этих ближневосточных новостях из Европы мы видим теперь отражение наших проблем.

На шведском фронте

В 2015 году Швеция - страна с количеством жителей, примерно равным нашему - приняла около 200 тысяч мигрантов с Ближнего Востока и из Африки. Это в два раза больше, чем они принимают каждый год. Таким образом, количество мусульман в Швеции достигло 10%.

Они говорят, что будут кого-то выгонять. Однако ясно, что у них просто нет на это сил. По ночам на Швецию накатывает волна насилия со стороны озлобленных мигрантов - поджоги и грабежи. Под властью социалистического и витающего в облаках правительства - к слову, правительства меньшинства - Швеция меняет свое лицо.

Почему же правительство, не имеющее большинства, никак не упадет? Из-за страха перед правой партией "Шведских демократов", ведущей по всем опросам. Парламентарии предпочитают поддерживать меньшинство идеологических лунатиков, лишь бы не позволить народу высказать свою волю.

И все же там есть мужественные и честные люди. Одна из них - Ингрид Карлквист. Пару лет назад мне посчастливилось долго беседовать с ней. Ей, патриотке, пришлось оставить Швецию, где она подверглась преследованиям за то, что она пыталась остановить исламизацию своей страны. Но как же трудно сражаться со стадами "политкорректных". Карлквист жила в Мальме, городе, в котором мусульмане скоро будут большинством (а может, уже стали).

Теперь она пытается достучаться до финнов и других европейцев. И многие начинают к ней прислушиваться. Хотя Швецию, скорее всего, уже не спасти.

В конце нашей встречи она, то ли серьезно, то ли в отчаянии, то ли в шутку, спросила меня: "Может, в конце концов я перееду в Израиль? Ведь когда Евросоюз перестанет существовать, проблемы останутся..."

А где же похоронен Александр? Его забальзамированное тело было уложено в роскошный саркофаг, который перенесли в Египет и установили в Александрии, огромном городе, расположившемся возле устья Нила. В римскую эпоху он оставался там, а затем исчез навсегда. Дандамис ошибся – даже всех земель, захваченных Александром не хватило (Orbis non sufficit), чтобы похоронить его.


Авторизованный перевод: +А.Непомнящий
                                                                                                                              Источник