вторник, 31 октября 2017 г.

Спасти НАТО от Турции (перепост)

Иллюстрация  Грега Гроеша, The Washington Times



Даниэль Пайпс,
The Washington Times

17 октября 2017 г.



Организация Североатлантического договора (НАТО) столкнулась с экзистенциальным препятствием.

Проблема состоит не в том, чтобы заставить членов договора выполнять свои обещания, касающиеся расходов на оборону. Или найти свою роль после распада Советского Союза. Или противостоять президенту России Владимиру Путину. Нет, речь идет о Реджепе Тайипе Эрдогане, исламистском диктаторе Турции, политика которого угрожает подорвать этот уникальный союз из 29 государств, существующий в течение почти 70 лет.

Созданная в 1949 году, НАТО, чей основополагающий принцип амбициозно провозглашает, что целью альянса является «защищать свободу, общее наследие и цивилизацию народов [стран-членов], основанную на принципах демократии, свободы личности и верховенства закона.» Другими словами, союз существует, чтобы защищать западную цивилизацию.

В течение первых 42 лет, до распада СССР в 1991 году, это означало сдерживание и победу над Варшавским договором. Сегодня это означает сдерживание и победу над Россией и исламизмом. Из двух последних исламизм является более глубокой и продолжительной угрозой, поскольку он базируется не на личности определенного лидера, а на заманчивой идеологии, пришедшей на смену фашизму и коммунизму в качестве серьезного радикального утопического вызова Западу.

Некоторые крупные фигуры в НАТО заметили этот сдвиг вскоре после распада Советского Союза. Уже в 1995 году Генеральный секретарь Вилли Клас выступил с предупреждением, что «Фундаментализм, по меньшей мере, так же опасен, как коммунизм». После завершения холодной войны, сказал он, «исламская воинственность стала, пожалуй, единственной серьезной угрозой НАТО и западной безопасности.»

В 2004 году Хосе Мария Азнар, бывший премьер-министр Испании, предупредил, что «исламистский терроризм является новой общей угрозой глобального характера, ставящей в опасность само существование членов НАТО». Он настаивал, чтобы НАТО уделяла особое внимание борьбе с «исламским джихадизмом и распространением оружия массового уничтожения» и призывал «поставить войну против исламского джихадизма в центр стратегии альянса».

Вилли Клас (слева) и Хосе Мария Азнар
призывали уделять особое внимание исламизму.

Однако борьба против исламизма по модели Класа-Азнара завязла, когда НАТО споткнулась о внутреннюю оппозицию со стороны Эрдогана. Вместо того, чтобы бросить все силы на решительную борьбу против исламизма, остальные 28 членов робко уступили исламисту в своих рядах.

28 членов держат молчание о почти гражданской войне, учиненной турецким режимом в юго-восточной Анатолии против собственных курдских граждан. Появление частной армии (под названием САДАТ), подчиняющейся исключительно Эрдогану, похоже, не беспокоит их.

Они игнорируют неожиданно установленные Анкарой ограничения доступа к базе НАТО в Инджирлик, испорченные отношения с такими дружественными странами, как Австрия, Кипр и Израиль и злобный антиамериканизм со стороны мэра Анкары, выразившем надежду на то, что череда штормов нанесет еще больший ущерб Соединенным Штатам.

Авиабаза НАТО Инджирлик, Турция.
Эксцессы по отношению к гражданам государств-членов НАТО, похоже, также не беспокоят командование НАТО: ни арест 12 немцев (включая Дениза Юсела (Deniz Yücel) и Питера Стьюдтнера (Peter Steudtner)), ни покушения на убийство турок в Германии (включая Юксела Коча (Yüksel Koç)), ни захват американцев в Турции в качестве заложников (включая Эндрю Брансона (Andrew Brunson) и Серкана Гёлге (Serkan Gölge)), ни повторяющиеся акты физического насилия против американцев внутри самих Соединенных Штатов (например, в Институте Брукингса и в Шеридан Серкл (Sheridan Circle)).

НАТО продолжает оставаться невозмутимой даже, когда Анкара оказывает помощь ядерной программе Ирана, разрабатывает иранское нефтяное месторождение и передает иранское оружие Хезболле. Намерение Эрдогана вступить в Шанхайскую организацию сотрудничества, где доминируют Москва и Пекин, похоже, никого не беспокоит, так же, как и совместные учения с российскими и китайскими военными. Турецкая закупка российской системы ПРО С-400 видится лишь раздражителем, но не заставляет остановиться и задуматься. Взаимный запрет на визы между США и Турцией также никого не встревожил.

Сегодня НАТО стоит перед выбором. Организация может продолжать вести текущую политику в надежде, что Эрдоган - не более чем временный эпизод и Турция вскоре вернется на Запад. Или она может посчитать, что НАТО слишком важна, чтобы принести ее в жертву такой спекулятивной вероятности и предпринять решительные шаги с целью оградить НАТО от Турецкой республики, пока последняя снова не станет вести себя, как подобает союзнику. Эти меры могут включать в себя:
  • удаление ядерного оружия из Инджирлика
  • закрытие операции НАТО в Инджирлике
  • отмену продажи оружия, например самолетов F-35
  • исключение участия Турции из программ разработки оружия
  • прекращение обмена разведданными
  • прекращение обучения турецких солдат или матросов
  • отказ турецкому персоналу от позиций в НАТО.

Объединенная позиция против враждебной диктатуры Эрдогана позволит альянсу НАТО вернуть свое величие и заново открыть благородную цель «защищать свободу, общее наследие и цивилизацию» своих народов. Противостоя исламизму, НАТО вернет себе мантию защитника западной цивилизации, утерянную в последнее время.



Перевод: +И. Эйдельнант
Источник