суббота, 20 февраля 2016 г.

Опасный консенсус Израиля


19 февраля 2016

Кэролайн Глик, JPost


Недавно я беседовала с бывшим главой оперативной дирекции Моссада. Бывший шпион, с которым я никогда не встречалась раньше, знал, что я журналист.

Он был в курсе моих политических взглядов.

Когда я передала его замечания своему другу, тот заявил, что 99 процентов Моссада и офицеров ШАБАКа - левые. Затем он с ликованием добавил, что по словам бывшего командующего ВВС, чье имя он привел, 99% пилотов ВВС тоже левые.



Сначала я отмахнулась от его комментариев, как будто человек отвратительно бил себя в грудь, желая намеренно вызвать раздражение правых.

Но, принимая во внимание источник, было невозможно просто отмахнуться от его слов. А чтобы было яснее, гораздо более тревожит не тот факт, что руководство сил безопасности Израиля однородно левое, а то, что в рядах наших сил обороны вообще имеется какая-либо интеллектуальная или идеологическая однородность любого рода.

Однако, характеристика действий наших сил обороны в последние годы дает достаточно оснований полагать, что в похвальбе главы шпионского ведомства имеется немалая доля истины.

Возьмем хотя бы поведение Израиля в Газе.

По словам ряда старших офицеров, в конце операции “Несокрушимая скала” в ​​2014 году, старшие командиры ЦАХАЛа собрались в Тель-Авиве для решения, что делать с режимом ХАМАСа в будущем.

Во время этой операции Израиль кое-что выяснил о ХАМАСе и о стратегическом балансе сил между Израилем и ХАМАСом в регионе и во всем мире.

В ходе наземной части операции Израиля выяснилось, что ХАМАС основывает свои наступательные возможности на гражданских инфраструктурах.

ХАМАС размещает свои ракеты, узлы связи и оперативное командование внутри гражданских зданий, включая частные дома, больницы, клиники, школы, мечети и офисы ООН.

Что касается стратегического баланса и ресурсов обеих сторон, во время войны ХАМАС пользовался фактической поддержкой администрации Обамы.

На протяжении всей войны администрация оказывала давление на Израиль, чтобы он принял условия прекращения огня ХАМАСа, продиктованные его спонсорами - Катаром и Турцией.

С другой стороны, Израилю удалось не подчиниться требованиям США, защищающих ХАМАС, потому что на протяжении всего конфликта мы ощущали открытую поддержку Египта, Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов.

Другими словами, в этой войне Израиль обнаружил, что военная стратегия ХАМАСа полностью базировалась на неявном союзе с Западом, который подверг Израиль атакам за разрушение военной инфраструктуры ХАМАСа, которая, опять же, вся базировалась на гражданских структурах.

Можно было бы предположить, что старшие командиры ЦАХАЛа делали послевоенные выводы, обдумывая эти уроки. Но, как сообщают источники ЦАХАЛа, этого не произошло.

В начале этой послевоенной встречи командирам ЦАХАЛа было сказано, что Израилю необходимо в первую очередь оказать помощь в деле восстановления Газы - то есть, реконструировать военную машину ХАМАСа, основанную на гражданских объектах.

Затем стали обсуждаться способы лучшего достижения этой цели.

Конечно, Израилю лучше, когда жители Газы не живут на улицах. Этот вывод справедлив.

Возможно, он выдержал бы критику, если бы был подвергнут тщательному анализу. Но он не был рассмотрен.

Но очевидно, что его нужно было рассмотреть.

По данным МИД, выполняя решение поддержать восстановление Газы, за последние год-полтора Израиль разрешил импортировать в Газу 3,4 млн тонн строительных материалов. И все же, согласно недавнему отчету ООН, 74% гражданских зданий, разрушенных в операции “Несокрушимая скала”, до сих пор не восстановлены.

В то же время, ХАМАС пополнил свои ракетные запасы и перестроил свою военную инфраструктуру, в том числе, свои подземные туннели для атак Израиля, пересекающие его границу.

И продолжающиеся страдания жителей Газы, и звуки бурения под домами израильтян, живущих вдоль границы с Газой, доказывают, как минимум, что немедленная послевоенная решимость службы безопасности в том, что Израиль должен разрешить ввоз строительных материалов в Газу, была несколько поспешной.

Затем поговорим об Иране.

Незаконная ядерная программа Ирана была впервые обнаружена ​​в 2003 году. В то время, вероятно, имело смысл, чтобы Израиль вслед за США блокировал ядерные амбиции Ирана. Но тогда, еще с 2004 года, когда американцы продолжали делать грубые промахи в Ираке, стало ясно, что, по всей видимости, администрация Буша не справится с задачей блокирования пути Ирана к бомбе.

Подозрения о неспособности тогдашнего президента Джорджа Буша блокировать ядерные амбиции Ирана, в 2007 году превратились в уверенность после публикации Отчета национальной разведки США (NIE).

В отчете высказывалось сомнительное утверждение, что Иран отказался от своей военной ядерной программы в 2003.

Несмотря на то, что это утверждение опровергалось самим отчетом, в свете политической слабости Буша в конце своего второго срока, NIE посчитал политически невозможным нанесение Бушем военного удара по иранским ядерным объектам. Он также через год посчитал политически возможным начало проиранской ближневосточной политики президента Барака Обамы.

Что касается Обамы, несмотря на его частые утверждения, что в борьбе с иранской ядерной программой "все опции остаются на столе", абсурдна любая мысль об их серьезности после того, как он встал на сторону режима во время Зеленой Революции 2009 года в Иране, последовавшей за фальсификацией результатов президентских выборов.

Ничто из этого, однако, не произвело впечатления на высшие чины в органах безопасности Израиля. Под руководством Моссада, в течение более чем десяти лет наши старшие командиры настаивали на том, что Израиль может доверять США в вопросе Ирана.

На прошлой неделе Россия объявила, что она продаст Ирану боевые истребители СУ-30. По словам бывшего высокопоставленного чиновника Пентагона Стивена Браена, эта продажа нарушит стратегический баланс в Персидском заливе в пользу Ирана и надолго сможет дать Ирану "ответ на воздушную мощь Израиля".

Приобретение Ираном Су-30 - это лишь одна из сделок по пополнению арсенала оружия, подписанных режимом после отмены режима санкций в прошлом месяце. Эти продажи, наряду с ясным продвижением Ирана к ядерному потенциалу, означают, что Иран имеет беспрепятственную возможность завоевывать положение регионального гегемона.

Это указывает нам, в каком направлении Израилю продвигаться вперед. Удивительно, но похоже, что Израиль продолжает руководствоваться сигналами об Иране от американцев.

В конце концов, по крайней мере, на первый взгляд, руководство израильских сил безопасности и наших политических лидеров больше всего беспокоит сегодня заключение сделки о дополнительной военной помощи США после ядерной сделки Обамы с Ираном.

Возможно, пересмотр этой позиции запоздал.

Если возможности реализации планов Ирана в настоящее время более или менее обеспечены, то природу режима все еще можно изменить.

В годы, предшествовавшие Зеленой революции в Иране 2009 года, небольшая группа бывших офицеров Моссада, объединившаяся с небольшой группой американских экспертов по Ирану, умоляла правительство, и в первую очередь, Моссад, поддержать иранскую оппозицию в ее стремлении свергнуть режим. Эти призывы стали еще более настойчивыми в месяцы Зеленой революции 2009 года и в начале 2010 года.

Эксперты по Ирану утверждали, что Израилю нужно было всего лишь обеспечить надежную связь с оппозицией, чтобы дать возможность ее членам эффективно организовать и транслировать свои сообщения общественности в Иране по радио, телевидению и через интернет-серверы, поддерживаемые за рубежом.

Они утверждали, что снабжать оружием многие недовольные группы в Иране, в том числе, азербайджанцев, белуджей, курдов, арабов ахвази, женщин, нет необходимости, (хотя это, конечно, было бы неплохо). Они также утверждали, что помощь оппозиции со стороны Израиля имела бы смысл, даже если бы оппозиция не смогла свергнуть режим. В конце концов, чем больше времени режим был вынужден посвящать решению проблем у себя дома, тем меньше его оставалось у него на кампании непосредственно против Израиля и через своих террористических ставленников.

Эти призывы были решительно отвергнуты руководством сил безопасности. Наша разведслужба, в частности, настаивала на том, что Израиль может доверять Вашингтону в вопросах Ирана. Более того, они утверждали, что Израилю все равно, кто стоит у власти в Иране. Это несмотря на то, что Израиль удивительно популярен среди граждан Ирана, и более миллиона их регулярно слушали передачи “Голоса Израиля” на фарси.

Сейчас, спустя шесть лет, нет никаких сомнений в том, что противники режима слабее, чем они были накануне Зеленой революции. Но даже сегодня, после ядерной сделки, они далеко не бессильны.

Режим продолжает бояться иранского народа, продолжающего ненавидеть его. Именно поэтому режим отверг около 90% кандидатов, баллотировавшихся в национальных выборах в этом месяце. Именно поэтому режим поставил вне закона все прямые и косвенные упоминания о Дне святого Валентина на этой неделе.

Именно поэтому после прихода к власти в 2013 году якобы реформаторского президента Рухани, количество политически мотивированных арестов и казней массово увеличилось.

На этой неделе произошло событие , казалось бы, не связанное с этим, в котором проявилась необходимость изменения ЦАХАЛом своих взглядов.

В воскресенье телевизионный Channel 2 показал кадры, в которых главный раввин ЦАХАЛа бригадный генерал Рафи Перец танцевал на свадьбе с раввином, представляющим крайне правых.

Вслед за этим сообщением, Управление пресс-секретаря ЦАХАЛа объявило, что раввин Перец был вызван в офис начальника отдела кадров генерал-майора Хагая Тополянски для разъяснений.

Реакция ЦАХАЛа вызывает тревогу за сообщение, направляемое им офицерскому корпусу и, через него, силам безопасности в целом. Это послание заключается в неприемлемости для офицеров иметь какие-либо контакты, не говоря уже об интеллектуальных обменах, с людьми, стоящими за рамками узкого спектра мнений.

Это достаточно плохое элитарное социальное сообщение. Но, учитывая угрожающую Израилю окружающую среду, узкое определение границ разрешенных социальных и интеллектуальных контактов еще опасней.

Сегодня Израиль сталкивается со сложными многоплановыми проблемами безопасности, существующими и растущими в такой же сложной, многогранной дипломатической среде. Для разработки средств решения всех проблем, наше руководство силами безопасности должно культивировать разрешительный интеллектуальный климат среди наших командиров, поощряющий и вознаграждающий свободное мышление и способствующий появлению свободных мыслителей.

Возможно, что тот глава Моссада в отставке был просто хвастуном. Возможно, он дал точное представление об интеллектуальном климате среди высших офицеров сил национальной безопасности Израиля. По всей вероятности, правда лежит где-то посередине.

Но достаточно ясно, что пора проветрить ряды нашего национального оборонного ведомства.

Наши высшие командиры должны пересмотреть свои операционные взгляды, с целью разработки планов идти вперед, основанных на широком спектре идей.


Перевод: +Elena Lyubchenko
                                                                                                                          Источник