воскресенье, 4 июня 2017 г.

Что бы вы сказали тому, кто только что пытался вас убить?

Убивайте!Убивайте! Убивайте

4 июня 2017 года

Вик Розенталь


Я почувствовал жалость и грусть, увидев, как 16-летняя арабская девушка лежит застреленная на дороге. Она была чьей-то дочерью, и она могла жить.

Она ударила ножом солдата, выходящего из автобуса в Мево Дотан в Самарии, и попыталась нанести удар другому. После того, как ее застрелили, солдаты вызвали скорую помощь. Перед тем, как помощь приехала, один или два солдата, а может быть, гражданских жителей проклинали ее, пожелали ей умереть и назвали ее особенно оскорбительным словом на арабском языке (видео здесь). Она получила первую помощь и была эвакуирована в больницу, где позже умерла.

Гидеон Леви считает, что этот инцидент говорит о нашей безнравственности:
«Не нашлось ни одного солдата, испытывающего каплю сострадания или человечности. Нужно признать масштабы ненависти, которую испытывают солдаты оккупационной армии к народу, над которым они властвуют. Нужно видеть, в какой степени они потеряли свою человечность. Как может кто-то радоваться при виде умирающей школьницы? Проклинать того, кто так страдает, не меньшее зло, чем стрелять в нее».
В статье говорится, что ее оставили истекать кровью и не предложили ей медицинскую помощь, но это неправда. Видеоролик длится менее минуты. В нем не показано, как ей оказывали медицинскую помощь на месте происшествия и помещали в машину скорой помощи.

Но главное искажение правды Гидеоном Леви заключается в его словах:
«Нужно признать масштабы ненависти, которую испытывают солдаты оккупационной армии к народу, над которым они властвуют.»
Происходившее не имеет никакого отношения к «оккупации», и солдаты не считают себя «властвующими» над другим «народом». Все это идеология, спроецированная мировоззрением Леви.

Солдаты чувствуют, (спросите у любого солдата), что вот перед ними еще один из бесчисленных арабов с ножами, мясными тесаками или автомобилями, забравшие за последние два года 49 жизней и нанесшие ранения 737 людям в 386 отдельных атаках. Или, возможно, у них более долгая память, и они думают об 1 323 убитых бомбами, стрелковым оружием, ножами и транспортными средствами с тех пор, как мы пытались отказаться от Иудеи, Самарии и Газы в 2000 году. А вот эта только что пролила кровь одного из ваших товарищей, пытаясь убить его.

Может быть, она думала, что хочет умереть или, может быть, - кто знает, что она думала? Но она взяла нож и вонзила его в солдата и превратилась из школьницы в террористку. Она сама превратила себя из чьей-то дочери, которая могла бы жить, в инструмент смерти, стала не меньшей террористкой, чем те, кто во вторник утром убили четырех раввинов и полицейского в синагоге в Иерусалиме, или те, кто убил пятерых членов семьи Фогель (2 взрослых и 3 детей, включая маленькую трехмесячную Хадасу). Она просто была менее квалифицированной.

Она приняла экзистенциальное решение, когда вонзила нож в солдата, и это цена за такой поступок, цена, которая всем известна.

В этом конфликте виноваты арабы. Они виноваты в тех бесчисленных убийствах евреев еще задолго до основания государства, в тех войнах, которые они начинали и в которых проигрывали, они ответственны за тысячи евреев (а иногда и арабов), убитых терроризмом. Они виноваты и сейчас в циничном и удивительно злом воспитании и подстрекательстве своих детей к убийству.

Вот где заключена настоящая безнравственность. Не в солдатах, вынужденных защищать себя, а в тех, кто организует палестинскую образовательную систему, восхваляет «мученичество» за их дело перед впечатлительными молодыми людьми, обеспечивает приветствия героев (и похороны) террористов, называя площади, стадионы и школы их именами, а затем отправляет детей убивать.

Да, ее не надо было проклинать, когда она лежала тяжело раненой, но что бы вы сказали тому, кто только что пытался убить вас? Конечно, стыдно, что молодая девушка, которая могла бы вырасти, иметь детей и внуков, теперь будет только воспоминанием. Но даже 16-летний человек может сделать очень важный выбор, и с помощью общества, которое ее сформировало, она сделала свой.

Возможно, Палестинская администрация назовет школу ее именем.


Перевод: +Елена Любченко
Источник