суббота, 4 февраля 2017 г.

Уроки ошибок Рузвельта

ПРЕЗИДЕНТ США Дональд Трамп в Белом доме общается с журналистами
 и подписывает указы (фото: :KEVIN LAMARQUE/REUTERS)

CAROLINE B. GLICK

30 января 2017


В настоящее время левыми и средствами массовой информации поднята настоящая буря во многих сферах, по поводу Указа президента США Дональда Трампа, подписанного им в субботу.

Можно ли назвать президента США Дональда Трампа новым Франклином Делано Рузвельтом? Схожа ли его политика, при которой он занял черствую, фанатичную позицию по отношению к лицам из мусульманского мира, потенциально ищущим убежища, с иммиграционной политикой Рузвельта? На пресс-конференции 5 июня 1940 года Рузвельт выразил невыразимо циничное оправдание отказа его администрации разрешить отчаявшимся евреям из нацистской Германии въехать на территорию США.
Рузвельт заявил, что:
"Среди беженцев [из Германии] есть и шпионы ... И не все они добровольные шпионы. Это, конечно страшно, но некоторые другие страны, куда направились беженцы из Германии, особенно еврейские беженцы, обнаружили среди беженцев множество определенно доказанных шпионов".
Буря, поднятая в настоящее время левыми и средствами массовой информации, по поводу Указа президента США Дональда Трампа, подписанного в субботу, который вводит в действие временный запрет на въезд в США гражданам из семи стран с мусульманским большинством, во многом экстраординарна. Но противники шага Трампа особенно выделяют то, что он якобы повторяет ту фанатичную иммиграционную политику США, которая была установлена во время Холокоста.

Первое, что важно понять о распоряжении Трампа, это то, что оно не появилось на пустом месте. Оно основано на политике его предшественника Барака Обамы. Шаг Трампа - это попытка исправить стратегические и моральные недостатки политики Обамы - недостатки, которые поощряли фанатиков и фашистов, одновременно подавляя и подвергая опасности их жертв.

Указ Трампа основан на Законе 2015 года "О предотвращении перемещений террористов". Как отметил официальный представитель Белого дома Шон Спайсер в интервью, данном в воскресенье Марте Раддац из ABC News, семь государств, подвергшихся временному запрету въезда в США, - Сирия, Ирак, Судан, Иран, Ливия, Йемен и Сомали, были выбраны не Трампом.

Они были идентифицированы как однозначно проблематичные и нуждающиеся в специальной, более жесткой политике проверок заявлений беженцев бывшим президентом США Бараком Обамой.

Признанные правительства Ирака, Сирии, Ливии и Йемена не имеют контроля над большими территориями своих стран.

Как следствие, они не способны проверять благонадежность иммигрантов из своих стран в США. Как уже отмечалось, в отличие от правительств этих стран, официальные лица Турции, Саудовской Аравии и Египта заключили с иммиграционной службой США и ввели в действие серьезные и подробные проверки благонадежности при выдаче виз.

Иммигранты из Сомали осуществляли теракты в США. Очевидно, что существует проблема с процедурой проверки выдачи виз в этой несчастной, пораженной чумой джихада стране.

И, наконец, режимы Судана и Ирана представляют собой государства - спонсоры терроризма. А раз так, то этим режимам явно нельзя доверять в вопросах правдивого освещения статуса претендентов на визу.

Другими словами, у этих семи государств общее то, что ни в одном из них не имеется никаких официальных органов, аналогичных тем, что имеются в США, для проверки благонадежности граждан этих государств, стремящихся въехать на территорию США. Поэтому США должны принять конкретные, односторонние меры по проверке благонадежности граждан каждого из этих государств.

Теперь, когда мы знаем причину, по которой администрация Обамы сделала вывод о необходимости конкретных проверок для получения визы лицам из этих семи государств, мы переходим к вопросу о том, улучшит ли указ Трампа результат этих проверок благонадежности как со стратегической, так и с моральной точки зрения.

Новая исполнительная инструкция требует от соответствующих федеральных агентств и ведомств пересмотреть существующую практику иммиграции, с тем, чтобы обеспечить две вещи.

Во-первых, убедиться, что иммигранты из этих и других государств не являются врагами США. И во-вторых, убедиться, что въезжающие в США люди действительно нуждаются в защите.

Указ Трампа требует, чтобы Государственный секретарь и Секретарь по национальной безопасности гарантировали новые процессы проверки благонадежности,
"дающие приоритет просьбам беженцев, сделанным на основе преследования по религиозному признаку, если их религия относится к меньшинству в стране беженца".
При администрации Обамы произошло обратное. Например, христиане и езиды в Сирии подверглись особенным преследованиям, вплоть до полного уничтожения, со стороны Исламского Государства и связанных с ним групп. И тем не менее, они составляли ничтожное меньшинство среди получателей виз. По данным Christian News Service, число беженцев из Сирии в США в течение 2016 года увеличилось на 675%. Но среди 13 210 сирийских беженцев, получивших разрешение на въезд в США, только 77, или 0,5% были христианами, и только 24, или 0,18%, были езидами.

Подобная картина наблюдалась и в предыдущие годы.

По второму вопросу, предусматривающему блокирование въезда в США потенциальных террористов, указ Трампа направлен на принятие мер, необходимых для того, чтобы тем, кто исповедует вероучения, способные поставить под угрозу жизнь граждан США, въезд был запрещен.

В частности, в указе утверждается:
"Соединенные Штаты не могут и не должны принимать тех, кто не поддерживает Конституцию США или тех, кто ставит насильственные идеологии выше американских законов. Кроме того, Соединенные Штаты не должны принимать тех, кто участвует в актах фанатизма или ненависти (включая убийства «чести», различные формы насилия в отношении женщин или тех, кто практикует религию, отличную от их собственной), или тех, кто намерен угнетать американцев любой расы, пола или сексуальной ориентации".
Независимо от политических соображений, по которым администрации Обамы не удалось оказать приоритетное внимание беженцам из христиан и езидов, ставших объектами нападений, геноцида, порабощения и изнасилований, неоспорим тот факт, что в настоящее время система принятия беженцев США делает все возможное, чтобы чиновники США уделяли приоритетное внимание уязвимым меньшинствам.

Как отмечается в статье директора Hudson Institute’s Center for Religious Freedom Нины Шей (Nina Shea), опубликованной в National Review в ноябре 2015 года, США возложили проверки благонадежности потенциальных иммигрантов из этих стран на Верховного комиссара ООН по делам беженцев (UNHCR). Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев принимает заявки на переселение в первую очередь от людей, которые проживают в его лагерях беженцев. Христиане и езиды не попадают в лагеря ООН, потому что должностные лица ООН не защищают их.

Как отмечает Шей, правозащитные группы и сообщения в средствах массовой информации утверждают, что в лагерях ООН 
"боевики ИГ, ополченцы и банды торгуют женщинами и угрожают мужчинам, отказывающимся присягать на верность халифату".
Такая же ситуация в европейских центрах для беженцев. Шей отмечает, что в Германии, например, из-за преследования мусульманами немусульманских беженцев в центрах для беженцев
"Немецкий союз полиции рекомендовал отдельные приюты для христианских и мусульманских групп".
Само UNHCR во всем этом не невинный наблюдатель. Наоборот. Оказывается, что управление вступает в сговор с джихадистами, удерживая преследуемых христиан и другие меньшинства вне системы ООН по делам беженцев, тем самым обрекая их оставаться в районах, где они подвергаются формам преследования, невиданным со времен Холокоста.

На вопрос Шей, Верховный комиссар Управления ООН по делам беженцев Антониу Гутерриш сказал, что он выступает против переселения из Сирии преследуемых христиан. Несмотря на то, что в 2011 году папа Франциск признал, что сирийские христиане стали мишенью для геноцида, Гутерриш сказал Шей, что он не хочет, чтобы христиане покидали Сирию, потому что они представляют собой часть "ДНК Ближнего Востока". Он добавил, что бывший президент Ливана просил его не переселять христиан.

Способствуя осуществлению Холокоста в наши дни, американские евреи представляют собой одних из самых откровенных критиков указа Трампа. Например, в своем выступлении в британской Independent, Марк Гетфилд, исполнительный директор Общества помощи еврейским иммигрантам (HIAS), обрушился с резкой критикой на правительственный указ Трампа, назвав его
"самой низкой точкой с 1920 года".
Редактор Forward Джейн Эйснер написала, что этот указ Трампа аморальный и антиамериканский, и что все еврейские организации морально обязаны встать против его "антимусульманской" политики.

Дара Lind в VOX.com, провела прямую параллель между указом Трампа и отказом администрации Рузвельта разрешить евреям Европы получить убежище в США и избежать уничтожения в Холокосте.

Это возвращает нас к безнравственной политике Рузвельта по отношению к евреям Европы и к вопросу о том, кто извлек уроки из его нетерпимости.

Буря, поднятая американскими евреями по поводу ​​действий Трампа, показывает прежде всего цинизм еврейских лидеров левого толка.

Левые активисты наподобие Гетфилда и Эйснер не просто цинично игнорируют то, что этот указ Трампа основан на политике Обамы, против которой они не протестовали.

Выражая озабоченность об участи будущих мусульманских беженцев в США, они отказываются признать, что положение мусульман в таких местах, как Сирия и Ирак, совсем не такое тяжелое, как положение там христиан и езидов.

Положение "евреев" в нынешних обстоятельствах не равно положению мусульман, которым нигде не грозит геноцид.

Положение "евреев" в нынешних обстоятельствах соответствует положению христиан, езидов и других религиозных меньшинств, которых страстные еврейские противники Трампа и страстные еврейские сторонники Обамы не в состоянии защитить.

Указ Трампа далек от совершенства. Но делая различие между охотниками и их жертвами, и становясь на сторону вторых против первых, Трамп демонстрирует, что он не фанатик.

В отличие от своих критиков, он извлек уроки морального провала Рузвельта и делает шаги для того, чтобы США сегодня поступали по-другому.


Перевод: +Елена Любченко
Источник