пятница, 28 апреля 2017 г.

Смелый шаг Нетаньяху в отношении Европы

Нетаньяху и Габриэль

28 апреля 2017 г.

CAROLINE B. GLICK, JPOST

Израиль, наконец, занимает конструктивную позицию для самозащиты страны

Во вторник премьер-министр Биньямин Нетаньяху перешел к новой стратегии в дипломатических отношениях Израиля с Западом. Эта новая и очень простая стратегия Израиля только начинает себя проявлять, хотя необходимость в ней возникла уже давно. Либо отношение иностранных правительств к Израилю будет соответствовать международным дипломатическим нормам поведения, либо они будут продолжать дискриминировать Израиль.

Если их действия будут соответствовать международным дипломатическим нормам, Израиль будет реагировать аналогичным образом. Но если они предпочтут дискриминировать Израиль и обращаться с ним так, как не обращаются ни с каким другим демократическим государством, Израиль откажется от дипломатических правил и будет относиться к иностранным правительствам, как к отечественным критикам.

В понедельник, после неоднократных просьб к министру иностранных дел Германии Зигмару Габриэлю отменить его планы встретиться с группами “Breaking the Silence”(“Нарушить молчание”) и “Бецелем”, Нетаньяху выдвинул Габриэлю ультиматум. Габриэль мог встретиться либо с Нетаньяху, либо с группой “Breaking the Silence”.

Габриэль отказался отменить свою встречу с группой “Breaking the Silence”. Поэтому Нетаньяху отменил встречу с ним.

Чтобы понять стратегическое значение решения Нетаньяху и то, какие шаги необходимо предпринять дальше для обеспечения успеха его стратегии, необходимо разобраться в том, что представляет собой группа “Breaking the Silence”. Кроме того, важно понять, как эта группа используется Берлином и другими иностранными правительствами.

Но, во-первых, нужно рассмотреть шаг Нетаньяху в общем контексте.

Сегодняшние западные демократии приходят в негодование, если иностранные правительства осмеливаются вмешиваться в их внутренние дела. Возмущение вызвали в США усилия России, а в Европе - попытки Турции инициировать поддержку президента Реджепа Тайипа Эрдогана среди турецких граждан в Европе, что ясно показывает, как резко демократические страны осуждают попытки иностранных правительств влиять на их внутреннюю политику.

Но в своих отношениях с Израилем Запад применяет уникальные правила.

В последней четверти XX века европейские и другие западные государства отказались от ранее высказанной поддержки Израилю. Начиная с 1974 года, европейцы либо поддерживают осуждение Израиля в ООН и других международных форумах, либо воздерживаются при голосовании.

Если с 1974 по 2000 год европейская враждебность, в основном, ограничивалась дипломатической ареной, то начиная с 2000 года, европейцы начали расширять свою антиизраильскую политику и на израильскую внутриполитическую сферу.

После того, как в июле 2000 года на саммите в Кэмп-Дэвиде ООП отказалась от мирного процесса с Израилем и спустя два месяца начала свою террористическую войну против Израиля, европейцы начали массово финансировать радикальные левые группы, зарегистрированные в Израиле как НПО. Крах мирного процесса и начало палестинской террористической войны только усилили поддержку таких израильских групп, как  "Peace Now" («Мир сейчас»), «Бецелем» и «Раввины за права человека». И имея миллионы евро в карманах и безусловную дипломатическую поддержку Европы, эти группы смогли стать игроками внутренней политики Израиля и нанести огромный ущерб международному авторитету Израиля.

Что касается европейцев, их израильские подрядчики предоставляли им возможность отбиваться от утверждений о том, что они антисемиты, занимающимися систематической и предвзятой дискриминацией еврейского государства.

Каждый раз, когда израильские и другие официальные лица протестовали против несправедливого отношения к Израилю, европейцы отвечали, что они просто повторяют утверждения, сделанные самими израильтянами.

То, что израильтяне, которых они цитировали, высказывались только потому, что Европа платила им за это, было совершенно неважно, так же как и то, что эти израильтяне не отражали взглядов никого в Израиле.

В связи с этими нападками, выраженными организациями, зарегистрированными в Израиле, чьи члены были израильтянами, все последние 17 лет официальный Израиль был парализован. Сначала он даже не знал, как отвечать на это. А затем, когда он ответил, Европа поставила его перед ​​перспективой получить ответный удар в виде совмещения ее политической войны против Израиля с экономической войной против него.

В результате, Израиль время от времени поддавался европейскому давлению. Соответственно, он наблюдал падение своего международного статуса и то, что ставится под вопрос само его право на суверенитет.

Наиболее значительным примером такого искривления стал 2008 год, когда тогдашний премьер-министр Эхуд Ольмерт согласился передать ЕС почтовые коды Израиля и тем самым дал европейцам возможность дискриминировать израильскую продукцию, произведенную за пределами линии перемирия 1949 года.

Другой пример. В 2013 году, тогдашний министр Бенни Бегин убедил правительство склониться перед европейским давлением, спровоцированным зарегистрированными в Израиле некоммерческими организациями, и легализовать бедуинские поселения в Негеве, построенные на украденных государственных землях.

В обоих случаях, далеко не умиротворивших европейцев и их израильских подрядчиков, эти действия убедили их усиливать давление на Израиль и занимать все более предвзятые позиции в отношении еврейского государства.

В последние годы условия игры между Израилем и Европой изменились. Сегодня ЕС борется за свою жизнь. Победа в ноябре Дональда Трампа, решение Великобритании о выходе из ЕС и растущая мощь антиевропейских сил в Европе значительно уменьшили способность Брюсселя диктовать свои условия на мировой арене.

Кроме того, в последние несколько лет правительство Израиля активно расширяло торговые отношения с Азией. Одним из побудительных мотивов этой политики было стремление уменьшить экономические рычаги давления Европы на Израиль.

Уменьшение власти Европы над Израилем создало условия для изменения стратегии Нетаниягу в войне Европы против него.

И это был последний шанс. Поскольку Европа стала слабее, ее политика в отношении Израиля стала еще более токсичной.

И теперь пора вернуться к природе группы “Breaking the Silence”.

Эта группа, организованная в 2002 году, ставит своей целью клевету на ЦАХАЛ, его солдат и офицеров путем постоянного обвинения их в совершении военных преступлений. С момента своего создания бюджет группы “Breaking the Silence” почти полностью состоял из денег европейских правительств. Германия - главный плательщик.

Интерес Германии к группе “Breaking the Silence” понятен. Как показали опросы, проведенные между 2011 и 2015 годами, от трети до половины немцев считают Израиль моральным эквивалентом нацистской Германии. Палестинцы, по их словам, это новые евреи.

Точно так же подавляющее большинство немцев устало слышать о Холокосте. И еще больше немцев утверждает, что Израиль ведет себя несправедливо по отношению к палестинцам.

Группа “Breaking the Silence” не только узаконивает эти взгляды, защищает их от осуждения, как проявление растущей немецкой ненависти к евреям. Она также в определенной степени оправдывает Холокост. В конце концов, если евреи - такое же зло, как и нацисты, то они заслуживают ликвидации.

Быстро растущую кампанию Европы против Израиля можно оценивать по быстро растущему количеству этих групп.

По данным старших должностных лиц МИД, до совсем недавних времен правительства европейских стран проводили свои встречи с этими организациями в тайне, вдали от телевизионных камеры.

Все изменилось в феврале. Во время своего визита в Израиль премьер-министр Бельгии Чарльз Мишель шокировал Нетаньяху, когда во время своего официального визита в Израиль, вопреки просьбе Нетаньяху, лично встретился с группой “Breaking the Silence”.

В прошлом месяце британский министр иностранных дел Борис Джонсон пошел еще дальше.

Джонсон, имеющий репутацию друга Израиля, удивил Нетаньяху и его советников, когда во время их встречи почти отказался обсуждать что-либо, кроме израильского строительства за линией перемирия 1949 года.

После встречи с Нетаньяху Джонсон отправился в Иудею с НПО “Peace Now” и снялся на фото, где он разглядывает карту в руках лидера этой группы, изображающую строительство евреев в районе вокруг Иерусалима и в Маале-Адумим.

Когда репортеры спросили Джонсона, почему он не встретился также с представителями израильских общин Иудеи и Самарии, он с издевкой ответил, что другую сторону истории предоставит Нетаньяху.

Иными словами, по мнению Джонсона, Нетаниягу должен был ответить на обвинения, выдвинутые против его правительства НПО, финансируемой Европой. Джонсон посчитал, что “Peace Now” - это более надежный источник информации, чем правительство Израиля.

Во время этого визита “Peace Now” была генеральным прокурором Израиля. Джонсон отнесся к Нетаньяху как к ответчику. А сам он, представляющий правительство, финансировавшее “Peace Now”, выполнял функции судьи и присяжных.

Решение Габриэля, избравшего встречу с “Breaking the Silence” вместо встречи с Нетаньяху, это еще один шаг в этом направлении. Действуя подобным образом, Габриэль показал, что, по его мнению, избранный лидер Израиля менее легитимен, чем представители организации, узаконивающей германский антисемитизм.

Своим отказом встретиться с Габриэлем Нетаньяху дал понять, что теперь к Европе и другим западным правительствам, присоединившимся к кампании Европы против Израиля, будут применяться новые правила. Но его шаг, хотя и важный, недостаточен.

Для подтверждения того, что его стратегия требует от Европы отношения к Израилю соответственно с дипломатическими нормами, Нетаньяху должен предпринять дополнительные шаги. Как и решение отказать в дипломатическом прикрытии встречи Габриэля с антиизраильскими группами, Нетаньяху должен лишить западные правительства дипломатической неприкосновенности в отношении других их действий, направленных на подрыв способности израильского правительства выполнять свои внутренние обязанности.

Например, один из основных способов, которым группы, финансируемые европейцами, подрывают правительство, это подача исков на правительство в местные суды. Правительство должно потребовать, чтобы иностранные правительства, финансирующие эти группы, выступали в качестве сторон в судебных баталиях. Таким образом, правительство может обратиться в суды с просьбой заставить эти иностранные правительства передать документы, относящиеся к рассматриваемым делам.

Правительству также следует потребовать, чтобы группы, финансируемые из-за рубежа, предоставляли сведения обо всех контактах их представителей и этих правительств и все внутренние документы иностранных правительственных спонсоров, касающиеся их решения финансировать зарегистрированную в Израиле группу. В связи с тем, что цель финансирования состоит во вмешательстве во внутренние дела Израиля, эти контакты не должны пользоваться дипломатической неприкосновенностью.

Наказанием за непредставление всех необходимых документов станет наложение 100% налога на взносы иностранного правительства в некоммерческие организации, зарегистрированные в Израиле.

Вероятно, самый обескураживающий аспект дипломатического шага Нетаниягу этой недели - то, что лидер оппозиции депутат Кнессета Исаак Херцог отказался поддержать его. Наоборот, Герцог встал на сторону Габриэля. Он настаивает, что своим требованием обращаться с ним в соответствии с международными нормами Нетаньяху нанес вред отношениям Израиля с Германией.

В течение десятилетий политические левые утверждали, что могут наладить дипломатические связи Израиля лучше, чем правые, называя международную политику страны неумелой, некомпетентной и опасной для международного положения Израиля. Не осознавая, почему шаг Нетаньяху был жизненно важным для международного авторитета Израиля, не понимая, что международные условия изменились и сейчас позволяют Израилю постоять за себя, Герцог и его коллеги продемонстрировали, что их хвастливые притязания на дипломатические возможности пусты.

Нетаньяху предпринял первый необходимый шаг к реализации конструктивной стратегии дипломатической войны с Западом. Для успешной реализации этой стратегии требуются дополнительные шаги. Но по крайней мере, впервые за многие годы Израиль, наконец, занял конструктивную позицию для своей самозащиты.


Перевод: +Елена Любченко
Источник