четверг, 9 марта 2017 г.

Инициатива Белого Дома: победить радикальный ислам (перепост)

Дональд Трамп выступает 15 августа 2016 г. с речью о
необходимости комиссии по борьбе с радикальным исламом.


Даниэль Пайпс и Кристофер С. Халл

The Washington Times
20 февраля 2017 г.


Кто наши враги? Прошло уже более 15 лет после 11-го сентября, но этот фундаментальный вопрос остается открытым до сих пор. В качестве ответа фигурировали злодеи, экстремисты, террористы, мусульмане и исламисты.



Примером ухода от ответа на этот вопрос может служить работа Рабочей группы противодействия насильственному экстремизму (англ: Countering Violent Extremism, CVE), организованной администрацией Обамы в 2010 г. и включавшей в себя участников, подаривших нам такие перлы, как "джихад как священная война является европейским изобретением", возвращение халифата "неизбежно", шариат (исламское право) "неправильно понят" и "выражение исламский терроризм представляет собой противоречие в терминах ... потому что терроризм не является исламским по определению". Результат? Пропаганда для (так и неназванного) противника.

Как неправильно: саммит в Белом доме по противодействию
 насильственному экстремизму, выступает Барак Обама.
В противоположность, тогдашний кандидат Дональд Трамп выступил с жесткой речью в августе 2016 г. о том, что, когда станет президентом, он "сделает Америку безопасной снова". Он пообещал: "одним из моих первых актов в качестве президента будет создание комиссии по борьбе с радикальным исламом". Заметим: он сказал радикальный ислам, а не использовал эвфемизм типа насильственный экстремизм.

Целью этой комиссии, сказал он, "будет распознать и разъяснить американской общественности основные догматы и убеждения радикального ислама, найти тревожные признаки радикализации, а также выявить сети в нашем обществе, поддерживающие радикализацию." Состав комиссии "будет включать в себя реформистские голоса в мусульманской общине" с целью "разработки новых протоколов для сотрудников местной полиции, федеральных следователей и инспекторов из иммиграционной службы."

2-го февраля агенство Reuters сообщило, что в соответствии с августовским заявлением администрация Трампа "хочет обновить и переименовать" старую группу CVE Обамы с целью сосредоточить ее усилия исключительно на исламизме. Символично, что название "противодействие насильственному экстремизму" будет изменено на "противодействие радикальному исламскому экстремизму" (или близкий эквивалент).

Чтобы не упустить исторический шанс, Ближневосточный форум разработал для администрации комплексный план деятельности комиссии Белого дома по противодействию радикальному исламу. Вот краткое описание того, как мы видим работу и влияние комиссии:

Структура. Для достижения успеха необходимо, чтобы все члены комиссии были подобраны президентом. В прошлом многие комиссии, завязшие в соперничестве несовместимых идеологий и повесток дня, выдавливали, подобно сосискам, доклады, содержащие внутренние противоречия, к недовольству администрации и в конечном итоге, выброшенные в мусорную корзину. Кроме того, с учетом трудностей, с которыми столкнулась комиссия Тауэра из-за недостатка необходимых полномочий, в сравнении с прецедентом по расследованию аварии на АЭС Три-Майл Айленд, где комиссия была наделена требуемой властью, новая комиссия нуждается в полномочиях вызова в суд документов, мотивации свидетельских показаний и предоставления иммунитета.

Еще один пример как неправильно: Рональд Рейган и доклад комиссии Тауэра.

Персонал. Комиссия должна включать сочетание экспертов по вопросам политического насилия и радикального ислама, выборных должностных лиц, представителей правоохранительных органов, военных, разведывательных и дипломатических кругов, специалистов по технологиям, мусульманских реформаторов (в соответствии с требованием президента), а также жертв радикального ислама. Кроме того, нужен персонал для поддержки связи с теми, кто в конечном счете будет выполнять рекомендации комиссии: секретарей госдепа, обороны и национальной безопасности, генерального прокурора и директора ЦРУ.

Мандат. Комиссия должна базироваться на обещании Трампа разъяснить основные убеждения исламистов (то есть полное и строгое соблюдение шариата) с целью выявить их сети и разработать новые протоколы для правоохранительных органов. Кроме того, следует обнаружить и урезать источники пополнения ресурсов исламистов, ограничить им доступ к интернету, предложить изменения в иммиграционной практике, а также выяснить, как политкорректность препятствует открытому обсуждению радикального ислама.

Реализация. Для того, чтобы работа комиссии была актуальной, ей необходимо координировать с федеральными агентствами собранные данные и формулировать рекомендации, предлагать проекты распоряжений и законов, предоставлять вспомогательные документы, готовить запросы и предложения в государственные и местные органы власти, рекомендовать персонал, а также оказывать помощь в выработке бюджетов. Наконец, комиссия должна быть готова к тому, что ее доклады могут быть использованы в качестве свидетельства в уголовном судопроизводстве, как это имело место в прошлом (например, с комиссиями Уоррена, Роджерса, и Тауэра).

Главной целью комиссии Белого дома по борьбе с радикальным исламом должно быть объединение американского народа вокруг понимания природы врага и детальных мер по его преодолению.

Это должно придать импульс долгожданному процессу достижения победы в войне, которая тянется уже слишком долго. Все экономические и военные преимущества - на стороне Соединенных Штатов, но необходимы курс и стратегия, которые новая администрация, опираясь на компетентную комиссию, наконец, сможет выработать.


Перевод: +И. Эйдельнант