понедельник, 6 марта 2017 г.

Уроки войны с Хамасом

Хамас в секторе Газа

Помощь администрации Обамы ХАМАСу не была пассивной.

CAROLINE B. GLICK, JPOST

2 марта 2017 г.


Отчет государственного контролера по поводу операции “Несокрушимая скала”, войны Израиля с ХАМАСом летом 2014 года, чрезвычайно подробен. Однако, проблема в том, что в нем рассматриваются ошибочные детали.

Для Израиля в его войне с ХАМАСом уничтожение атакующих туннелей ХАМАСа не было основной задачей. Тем летом во время войны перед Израилем встали две проблемы. Во-первых, ему нужно было разобраться с региональным и глобальным контекстом войны. Во-вторых, он столкнулся с необходимостью понять своего врага.

Война между ХАМАСом и Израилем произошла в то время, когда суннитский арабский мир был погружен в двойную экзистенциальную борьбу. С одной стороны, суннитские режимы боролись с джихадистскими группами, возникшими из движения Братьев-мусульман. С другой стороны, они боролись против Ирана и его ставленников, пытаясь блокировать шаги Ирана, направленные на достижение региональной гегемонии.

На обоих фронтах суннитские режимы в лице Египта под руководством президента Абдель Фаттах аль-Сиси, а также режимов Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов, были шокированы, обнаружив, что администрация Обамы приняла сторону их врагов, против них.

Если Израиль начал войну против ХАМАСа, считая, что администрация Обамы будет относиться к нему иначе, чем она относилась к суннитским режимам, он быстро обнаружил, что ошибается. С самого начала войны между ХАМАСом и Израилем администрация Обамы поддерживала ХАМАС против Израиля.

Американская поддержка ХАМАСа проявилась на самых ранних этапах войны, когда тогдашний госсекретарь Джон Керри потребовал от Израиля пойти на немедленное прекращение огня, полностью основанное на условиях ХАМАСа. Эта позиция администрации сохранилась в различных формах на протяжении всей 50-дневной войны.

Условия ХАМАСа были неприемлемы для Израиля. Эти условия включали открытие сухопутных границ джихадистского режима с Израилем и Египтом, а также предоставление ему открытого доступа к морю. ХАМАС потребовал подключения к международной банковской системе, с тем, чтобы иметь возможность свободного поступления средств в Газу из любой точки земного шара. Он также потребовал, чтобы Израиль освободил из тюрем его террористов.

Если бы Израиль принял любое из условий ХАМАСа для прекращения огня, его согласие стало бы стратегическим поражением Израиля и исторической победой ХАМАСа.

Открытые границы для ХАМАСа означали свободный поток в сектор Газа вооружений, пополнения, инструкторов и денег. Если бы ХАМАС был подключен к международной банковской системе, джихадистский режим стал бы банковским центром глобального джихада.

Помощь администрации Обамы ХАМАСу не была пассивной.

Обама и Керри пригрозили присоединиться к европейцам и осудить Израиль в ООН. Представители администрации постоянно протестовали против операции ЦАХАЛа в секторе Газа, намекали, что Израиль совершает военные преступления, настаивали на том, что Израиль недостаточно делает для избежания потерь среди гражданского населения.

В ходе войны действия администрации, направленные против Израиля, становились еще агрессивнее. Вашингтон наложил частичное эмбарго на поставки оружия в Израиль.

Кроме того, 23 июля 2014 года администрация пошла на почти немыслимый шаг, когда Федеральное управление гражданской авиации (FAA) на 36 часов запретило полеты американских перевозчиков в аэропорт Бен-Гурион. Запрет на полеты последовал после того, как ракета ХАМАСа упала в миле от аэропорта.

FAA не запрещало полеты в Пакистан или Афганистан после успешных ударов джихадистов с земли по самолетам в небе.

Потребовалась угроза сенатора Теда Круза наложить запрет на все назначения Государственного департамента и дипломатический протест правительства Канадской Консервативной партии, чтобы запрет на полеты был отменен.

Правительство и ЦАХАЛ были шокированы этим проявлением враждебности администрации. Но к большой заслуге премьер-министра Биньямина Нетаньяху, он справился с этим.

Нетаниягу понял, что ХАМАС - это часть Мусульманского Братства, связанного с джихадом и поддерживаемого Ираном. Поэтому египтяне, саудовцы и ОАЭ справедливо относились к нему, как к врагу. Действительно, в 2014 году Египет находился в состоянии войны с ХАМАСом. Газа служила логистической базой салафитских сил, ведущих войну с египетскими военными.

Нетаньяху попросил помощи Сиси в смягчении американской кампании помощи ХАМАСу. Сиси сразу согласился и содействовал тому, что саудовцы и ОАЭ пошли на почти объявленный оперативный союз с Израилем против ХАМАСа.

Поскольку переговоры о прекращении огня проходили в Египте, ему удалось смягчить требование Обамы к Израилю принять хамасовские условия прекращения огня.

Пытаясь разрушить влияние Египта, Обама и Керри сговорились с государственными спонсорами ХАМАСа, Турцией и Катаром, отстранить Сиси от дискуссий о прекращении огня. Но поддержка Сиси и Израиля со стороны Саудовской Аравии и ОАЭ сорвали попытки администрации оттеснить египтян.

Условия прекращения огня, принятые в конце войны, не содержали ни одного из требований ХАМАСа. Израиль выиграл дипломатическую войну.

Однако, это была странная победа. Нетаньяху так и не смог позволить общественности узнать, что произошло.

Если бы он проинформировал об этом общественность, тот факт, что США выступили на стороне ХАМАСа, привел бы к массовой деморализации и панике. Поэтому Нетаньяху пришлось тайно вести дипломатический бой своей жизни.

Военная сухопутная операция в значительной степени зависела от дипломатической войны. Но в первую очередь, она зависела от природы ХАМАСа и характера отношений ХАМАСа с ООП.

Отчет Контролера показывает то, чего, к сожалению, не понимал и ЦАХАЛ. Согласно отчету, за несколько недель до начала войны тогдашний координатор деятельности правительства на территориях генерал-майор (в отставке) Эйтан Дангот сообщал кабинету безопасности, что гуманитарная ситуация в секторе Газа находится в кризисной точке, и что возможна вспышка военных действий, если Израиль не позволит гуманитарной помощи поступать в сектор.

В среду мы узнали, что точка зрения Дангота продолжает превалировать в армии. Глава разведки ЦАХАЛа генерал-майор Херци Ха-Леви, сообщил Комитету Кнессета по иностранным делам и обороне, что для предотвращения войны Израиль должен направить гуманитарную помощь в Газу.

Такая позиция ЦАХАЛа частично оправдана. ХАМАС на самом деле пошел на войну против Израиля летом 2014 года, потому что ему не хватало снабжения..

После того, как Сиси летом предшествующего года сверг режим Братьев-мусульман в Египте, он закрыл границу Египта с Газой, потому что Газа служила материально-технической базой сопротивления его режиму. Закрытая граница отрезала поступление ХАМАСу всего - от противотанковых ракет до сигарет и муки.

Однако, проблема этой точки зрения ЦАХАЛа на ХАМАС заключается в том, что предоставление помощи Газе означает, в первую очередь, снабжение ХАМАСа. Каждая партия помощи в Газу укрепляет ХАМАС гораздо больше, чем служит потребностям гражданского населения Газы. Во время операции “Несокрушимая скала” мы хорошо видели, насколько презрительно ХАМАС относится к страданиям своего народа.

Обнаружив гигантские масштабы инфраструктуры туннелей ХАМАСа, тогдашний командир Южного командования, генерал-майор Сами Тургеман сообщил журналистам, что ХАМАС использовал на строительство туннелей бетон, количество которого достаточно для строительство 200 детских садов, двух больниц, 20 клиник и 20 школ.

Более того, все гражданские учреждения, призванные оказывать содействие гуманитарной помощи, служат ХАМАСу. Во время войны под обломками заминированной клиники БАПОР в южной части сектора Газа погибли трое солдат ЦАХАЛа из подразделения Маглан.

Солдаты находились в клинике, чтобы загерметизировать вход в шахту туннеля, расположенный в комнате для осмотра.

ХАМАС устроил ловушку в стенах клиники и взорвал ее, когда вошли солдаты.

Все гражданские учреждения сектора Газа, в том числе и в ведении ООН, а также тысячи частных домов, используются ХАМАСом как часть его военной машины против Израиля.

Поэтому любая дискуссия по поводу, допускать гуманитарную помощь в сектор Газа или нет, не есть гуманитарной дискуссией. Это дискуссия о том, усиливать ли ХАМАС и его контроль над населением Газы.

Это подводит нас к целям войны в секторе Газа в 2014 г. В то время правительство обсуждало два возможных варианта окончания войны.

Первый исходил от тогдашнего Министра юстиции Ципи Ливни. Ливни, а в более общем плане, левые, считала, что с помощью войны с ХАМАСом необходимо свергнуть ХАМАС и восстановить над территорией сектора власть ООП и Палестинской автономии.

Для этого было необходимо выполнение четырех задач. Во-первых, это потребовало бы от Израиля вновь занять Газу.

Во-вторых, администрация Обамы никогда бы не согласились на израильское завоевание Газы.

В-третьих, сил Израиля недостаточно для того, чтобы повторно занять Газу и вернуть себе контроль над регионом и одновременно не сделать уязвимыми другие свои границы..

И четвертая проблема с идеей Ливни - ООП ничем не лучше ХАМАСа. С самого начала войны ООП оказывала ХАМАСу безоговорочную поддержку. Боевики ФАТХа в Газе стреляли из ракетных пусковых установок бок о бок с бойцами ХАМАСа. Глава ООП Махмуд Аббас представлял ХАМАС на переговорах о прекращении огня в Каире. Он вел политическую войну против Израиля на Западе. И он финансировал военные усилия ХАМАСа. На протяжении всей войны Аббас направлял постоянный поток средств в Газу.

Если бы силы ООП вернулись в Газу, они вели бы себя точно так же, как с 2000 года, пока ХАМАС не изгнал их в 2007 году. То есть, они действовали бы как полноправные партнеры ХАМАСа в их совместной войне против Израиля.

Второй возможный вариант окончания войны предполагал долгосрочную победу над ХАМАСом посредством его истощения. Такова была цель правительства, которая и была, в конечном итоге, частично принята. Правительство потребовало от ЦАХАЛа максимально возможно уничтожить ракетный арсенал ХАМАСа и его наступательные туннели, ведущие в Израиль. Когда цели были достигнуты до точки, где цена противостояния Обаме стала больше, чем выигрыш в войне, Нетаньяху согласился на прекращение огня.

Для того, чтобы победить путем стратегии изнурения противника, прекращение огня должно было бы стать только первым этапом более длительной войны. Для достижения эффекта изнурения, Израилю нужно было отказаться от повторного снабжения ХАМАСа. Если бы ракетный арсенал был истощен, туннели разрушены, а Израиль запретил бы поставки в Газу, жители сектора восстали бы, а ХАМАС не имел бы возможности направить их гнев на Израиль и начать новую войну.

К сожалению, ЦАХАЛ никогда не принимал истощение противника в качестве цели. Из отчета Контролера и заявления Ха-Леви в Кнессете на этой неделе, Генеральный штаб, по-видимому, отклонил стратегию истощения, потому что он отказывается считаться как с природой ХАМАСа, так и с природой ООП. Сразу после вступления в силу прекращения огня Генеральный штаб рекомендовал восстановить Газу и позволить практически свободный поток строительных материалов, включая бетон, в мини-государство ХАМАСа.

Отчет Контролера примечателен, главным образом, тем, что он демонстрирует: почти три года спустя операции “Несокрушимая скала” официальный Израиль до сих пор не понимает, что произошло тем летом. Проблема ХАМАСа никогда не была тактической. Она всегда была стратегической. Израиль выиграл дипломатическую битву, потому что понял соотношение своих стратегических интересов и интересов суннитских режимов.

Он проиграл в военной битве на истощение, потому что позволил ХАМАСу пополнять свои запасы.


Перевод: +Елена Любченко
Источник