суббота, 14 декабря 2013 г.

Боятся ли арабы-сунниты Израиля больше, чем Иран?

 Барри Рубин


Я удивлен, что такое совпадение не было связано с Пуримом. Иранский тиран опять угрожает странам региона, и в этот раз обеспокоены этим не только евреи. Произошло замечательное историческое событие – президент Шимон Перес через спутник выступил с речью перед 29 представителями арабских и исламских государств. Не стоит обманываться, это не случилось бы, если бы египтяне, саудовцы и другие не считали, что США продали арабов суннитов.

"Все понимали, что происходит нечто историческое: президент еврейского государства, сидя в своем офисе в Иерусалиме на фоне израильского флага, обсуждает вопросы безопасности, борьбы с терроризмом и мира с министрами иностранных дел, сидящими в странах Персидского залива",
сказал арабский чиновник, один из организаторов встречи. 

В речи Переса прозвучало три темы. Угроза иранского ядерного оружия для всех народов региона, опасность радикального исламизма и полезность заключения мира с Израилем (несомненно, то, что он говорил о мире с Израилем, ожидаемо, но обратите внимание, что это не было связано с иранской угрозой). Еще на один момент в его речи нужно обратить внимание:  израильское правительство заявило, что представит дополнительную информацию о том, как близок Иран к получению ядерного оружия. Нельзя упустить и еще одну важную деталь его речи: Израиль готов поделиться секретными сведениями об атомных разработках с другими арабо-мусульманскими странами.

На встрече израильского посла с очень высокопоставленным Саудовским чиновником, последний сказал:
 "Иерусалим должен быть освобожден и Палестина должна быть независимым государством. Окей, с этим все ясно, а теперь давайте поговорим обо всем остальном ".

Арабо-турецкое сотрудничество по-прежнему в тупике. Когда Эрдоган стал премьер-министром, у Турции были хорошие отношения с Израилем, противостоящие арабским государствам. Эрдоган является исламистом-суннитом, поддерживающим революционные исламистские группы, включая Братьев-мусульман и салафитов. Из-за этого он перешел от относительной поддержки Израиля к поддержке революционных исламистов. Но обратите внимание, какой ценой. В этом месяце кандидат в народные депутаты от марксистско-курдской партии выступает уже открыто. И в самом деле, Курдская Рабочая партия усиливает свое влияние, особенно в Сирии.

Есть нечто даже большее. Похоже, что саудовцы будут слушать и ожидают услышать, что за представленный законопроект Турции придется заплатить. В то же время, турецкий посол был изгнан из Египта, и арабы Залива все больше беспокоятся по поводу продолжающейся турецкой поддержки сирийского мятежа. Другими словами, Израиль может претендовать на новую политику на Ближнем Востоке больше, чем Иран и даже больше, чем Соединенные Штаты. Очевидно, Израиль и Саудовская Аравия не собираются осуществлять совместный удар по Ирану или принимать какие-либо другие решительные меры. Тем не менее, это может привести к другим позитивным изменениям. Только не забывайте старый припев. В эфире одного из телеканалов, старший кувейтский мулла Шейх Абд аль- Мухсин аль-Мутаири  сказал: 
"O, слуги Аллаха, как печально и больно наблюдать, что многие мусульманские юноши приклеены к телеэкранам в кафе или дома, страстно смотрят развлекательные шоу, как чемпионат мира по футболу, и презренно подчиняются мерзостям других народов, как будто мы не являемся нацией с блестящей историей и высокой цивилизацией ... Евреям удалось переключить внимание мусульманской молодежи, за исключением тех, кого защитил Аллах, на самые никчемные вопросы, отвлекая их от важных дел ... "
В политике ничего не изменилось. Именно для арабского массового потребления. Для арабского правительства было бы  слишком опасно принять государственность Израиля.


Наконец, отметим, что поскольку Египет ссорится с ХАМАСом, а Египет и Израиль сохраняют мир на Синае, то  военные возможности ХАМАСа сокращаются. Хизбалла, в свою очередь, в связи со своим участием в Сирийской гражданской войне, тоже хочет избежать вооруженного конфликта с Израилем. Эта ситуация, похоже, лучшее, что могло быть достигнуто в регионе.