пятница, 21 августа 2015 г.

Террорист победил


Израиль дал террористам абсолютное оружие.
Четверг, 20 августа 2015

Моше Фейглин

Как один голодающий террорист победил всю страну?

В ту минуту, когда Израиль начал переговоры с Мохаммедом Алланом, тот победил.

Совсем не важно, уедет он за границу или нет, я держу пари, что этого не произойдет в любом случае, и что так или иначе он просто выйдет на свободу. Он победил, это достаточно ясно.

Почему? Как мог один голодающий террорист победить всю нацию? Ответ в том, что мы своими собственными руками дали ему абсолютное оружие - чувство справедливости его дела.
Это началось в 1967 году, когда наша святая земля была освобождена от иорданской оккупации, и мы отказались от принципа справедливости и назвали свою родину "территориями".

Землю Библии, на которой вершилась наша древняя история, и самое главное - землю, бывшую ключом ко всей нашей судьбе, потому что только ей мы были верны во время нашего изгнания. На эту землю мы вернулись. На землю, в которой сам смысл нашего существования. И вот мы повернулись к ней спиной и превратили ее в недвижимый предмет переговоров.

И это продолжилось в 1995 году в Осло, где мы выбрали другую форму справедливости, предоставляющую признание новому "народу", вдруг появившемуся на планете. "Народу", созданному только с целью создания своего чувства справедливости в обмен на наше. Никогда не существовавшему "народу", никогда не претендовавшему ни на квадратный сантиметр земли, пока мы, евреи, сами не подняли этот вопрос. "Народу", смысл которого не в его собственном государстве, а в отрицании нашего.

Мы отдали в руки Мохаммеда Аллана это абсолютное оружие не из-за нашего стремления к миру или из-за демографических страхов. Уступки в вопросе справедливости привели к ужасным кровопролитиям. Демографическая проблема имеет простое и гуманное решение. Это можно видеть на последнем видео, которое я поместил в YouTube.

Мы дали Мохаммеду Аллену орудие правосудия, потому что мы боимся самих себя, бежим от своей идентичности и смысла самого нашего существования. Поэтому мы превратились в оккупантов в нашей собственной отчуждаемой стране. Мы превратили кровожадных убийц в борцов за свободу.

Как получилось, что мы превратили весь мир, тот же мир, что сто лет назад, после Декларации Бальфура признал наш суверенитет над обеими сторонами реки Иордан, а Великобритания решила помочь нам вернуться на нашу землю и установить свой суверенитет и культуру Танаха, обновляя себя и служа маяком свободы для народов (да, именно так они говорили тогда), но мы превратили этот мир в мир, который сейчас считает создание еврейского государства ошибкой, а его еврейских граждан новыми нацистами.

Мы старались изо всех сил заменить наше утраченное чувство справедливости свободной от предрассудков и этичной аурой. Мы, может быть, и "оккупанты", потому что у нас нет выбора, но можем и уйти, если это нужно - видите? Мы сделали так в Газе, но получили в ответ только террор, так что теперь мы должны быть более осторожными, но мы завоеватели без врага - нам даже не нужна страна Мохаммеда, ведь мы подписали мирное соглашение, и как только они начнут переговоры с нами - мы уйдем.

Мир перестал понимать эту перевернутую тактику. “Если это не твое, просто уйди”,- говорят они,- “и, насколько нам известно, вы можете вернуться в Польшу”.

Но для нас важно то, что народ Мухаммеда не может быть в состоянии войны с нами. Он нужен нам настолько, что мы можем отдать ему эту землю, которая навязываем нам нашу идентичность.

Вот почему мы относимся к нему не как к вражескому солдату, попавшему в плен, а как к нарушающему закон гражданину. Гражданин, в отличие от вражеского солдата, не может быть исключен из его собственной страны. Его либо содержат в тюрьме, либо устраняют, если он продолжает быть опасным.

Гражданин имеет полные и законные права. Это правосудие.

И поэтому он, Мухаммед, убивает женщин и детей, а правосудие остается на его стороне.

И мы относимся к нему как к враждебному гражданину какой-то организации, а весь мир еще и подозревает нас в несправедливом к нему отношении, - как в притче, где мы едим гнилую рыбу и нас же изгоняют из города.

Мы относимся к Мухаммеду не как к солдату, не как к пленному, не как к врагу, потому что мы не в состоянии просто заявить: Эта страна наша.

Поэтому мы пользуемся, по сути, гражданским судом для выяснения обстоятельств дела Мухаммеда.

Понятно, что система не в состоянии справиться с такого рода преступлениями, вынуждающими государство обратиться к орудию административного задержания - орудию, которым оно не должно пользоваться, которое заставляет страну выбирать насильственное кормление.

Административное задержание, принудительное кормление - это характеристики оккупирующей державы, диктатуры!

Похоже, никто не может заменить чувство справедливости своего дела этичным и гуманным поведением - в конце концов, вы окажетесь опять в диктатуре. Нет такого понятия, как свободная от предрассудков оккупация. Независимо от силы и просвещенности оккупанта, он будет побежден одной решительной голодовкой.

Потому что для того, чтобы победить, процветать и выживать в нашей стране, у нас нет другого выбора, кроме возвращения к нашему чувству справедливости - возвращения к нашему внутреннему миру, к нашей идентичности.

Оригинал на иврите
Перевод: +Elena Lyubchenko
Перевод с иврита: +Rochel Sylvetsky, редактор канала  Arutz Sheva +Asya Entov 
                                                                                                                                               Источник